Артистия

Объединенные искусством!

Cоветы на Артист и Я

Советы и мнения от профессионалов и любителей искусства

andy
andy
Не в сети
0

Андрей Бочаров (Бочарик), Вячеслав Мясников («Уральские пельмени»), Сергей Мезенцев и Владимир Маркони («Реутов ТВ») рассказали о чувстве юмора, записях в трудовой книжке и отношении к первоапрельским розыгрышам.

Как вы сами называете свою профессию: юморист, артист, шоумен, комедийный актер, шутник, еще как-то? Есть ли у вас трудовой стаж и трудовая книжка? Что в ней написано?
Честно говоря, у меня самого затруднения с определением своей профессии. Наверное, всего понемножку из того, что вы перечислили. Такой тянущийся уже лет десять фриланс. Без дела не сижу. Если нет оплачиваемой работы, то с удовольствием перевожу фильмы, смешные ролики из интернета. А про трудовую книжку спасибо, что напомнили. Надо пойти поискать, где она у меня лежит. Те же лет десять не заглядывал в нее.

С чего все началось для вас? Когда вы решили, что хотите шутить и как это стало вашей профессией?
Началось все с поступления на мехмат Новосибирского госуниверситета. В универе была сильная традиция факультетских клубов. Удивительно, но студенты добровольно, безо всякого принуждения собирались и в силу своих возможностей писали шутки, репризы, песни. Пару раз в год делали на тысячных залах представления- капустники. Потом в течение года можно было ездить по комсомольско-студенческой линии в другие вузы со своими концертами. В МГУ, в МФТИ, БГУ. Новые города, новые друзья. Например, с музыкантами группы «Несчастный случай» я познакомился еще в далеком 1985 году. От этого просто перло. В деканате и на факультете к такой внеучебной деятельности относились снисходительно-доброжелательно, что, впрочем, не уменьшало спрос на экзаменах. Ну, потом КВН, разруха начала 90-х, перспективы занятия математикой равнялись перспективам сгинуть голодной смертью. Юмор хоть как-то кормил. Потом КВН, потом передача «ОСП-студия», сериал «33 кв. метра» и т.д. Не буду утомлять вас всеми проектами, в которых я принимал участие, тем более что часть из них была неудачной.

Какими качествами должен обладать человек, который шутит? Можно ли их развить в себе, что для этого нужно делать?
Я знаю точный ответ. Сначала нужно на сцене стать самим собой, не прикидываться умнее, дурнее, смешнее. Потом предъявить публике такую забавную, откровенную версию самого себя. Работает на все 100. Все курсы актерского мастерства помогут разве что снять психологические и физиологические зажимы, но могут и навредить, если научат двум-трем маскам, за которыми появится привычка прятаться. Актерские штампы — это беда.

Есть ли в России или за границей учебные заведения, которые могут дать будущему юмористу какой-то полезный багаж знаний?
Багаж знаний находится в повседневной жизни. Оттуда все шутки и юмор. Если вы заметили, то самые популярные комики в России никогда не учились в каких-то профильных вузах. Инженеры, врачи, учителя вдруг обнаруживают в себе способность и потребность видеть и показывать окружающую нас реальность в интересном ракурсе. Наверное, это я уже как математик предполагаю, можно сделать учебное заведение, которое будет помогать развивать талант, учить избегать стандартных ошибок. Но я про такое не знаю.

Была у меня задумка такого сериала «Академия Юмора при министерстве сельского хозяйства». В завязке социологи обнаруживают, что когда Путин шутит, то рейтинг у него сильно вырастает, и в правительстве решают создать засекреченный вуз, где готовят на профессиональной основе юмористов для государственных нужд. Факультеты — медицинский (шутки на темы болезней), физиологический, водопроводческий, дружбы народов и т.д.

Отличаются ли наши российские юмористы от зарубежных? Если да, то чем? Есть ли у российского юмора какая-то особая специфика?
Конечно, отличаются. Про то, чем отличаются, можно монографии многостраничные писать. Если коротко, то наш юмор гораздо уже по темам и хуже, к сожалению.

Есть ли те, кого вы считаете своими учителями; те, к чьим работе и творчеству относитесь с особым вниманием?
Учителей нет, тут я полный самоучка. Есть несколько комиков, перед которыми я преклоняюсь. У меня никогда не получится так, как у них. Дилан Моран, например. Не буду сыпать иностранными именами. В России мне очень нравятся Иван Ургант, Сергей Светлаков. Мне очень повезло, что я работаю вместе с Евгением Шестаковым. Александр Пушной, хоть и популярный телеведущий, но мне кажется, его комический талант еще не оценен по-настоящему. Ну и конечно, мои коллеги по ОСП-студии: Татьяна Лазарева, Михаил Шац, Павел Кабанов, Сергей Белоголовцев. Это было счастье вместе работать, быть на одной волне.

Не устаете ли вы от того, что нужно так часто быть смешным, веселым и заставлять людей смеяться?
Нет, не устаю. Как можно устать быть самим собой? Вот если прикидываться кем-то, устать можно быстро.

Кого больше в вашей профессии: женщин или мужчин? Как вы думаете, почему?
Они все в этой профессии на виду. Больше мужчин, конечно. Следую своей теории. Мужчинам почему-то проще скинуть маску, отложить в сторону понты, относиться к себе самому с иронией. Женщины в силу сложившейся традиции ежедневно очень много тратят времени на создание более прекрасной версии самой себя. Макияж, каблуки, неудобная одежда. Следить, чтобы помада на зубах не отпечаталась, чтобы волосок не выбился из прически. Это ежедневное, огромное напряжение. Как тут выходить на публику и не думать, как ты выглядишь? Это не отпускает и мешает быть смешной. Простите, женщины, за эту мою теорию. Мы вас и так любим.

Есть ли возрастные ограничения в вашей профессии, какой-то рубеж, после которого начинать или работать уже не стоит?
Нет, конечно, но молодым почему-то проще начинать.

Что бы вы посоветовали человеку, который решил, что шутить — это его призвание?
Великий председатель Мао сказал: чтобы плавать — надо плавать. Перефразирую. Если чувствуешь, что шутить твое призвание — шути. Кто тебе может помешать? Есть соцсети, YouTube, площадок полно.

Как вы разыгрываете друзей и близких первого апреля?
Никак. Не вижу ничего смешного в том, чтобы пугать людей.

Как вы сами называете свою профессию: юморист, артист, шоумен, комедийный актер, шутник, еще как-то? Есть ли у вас трудовой стаж и трудовая книжка? Что в ней написано?

Честно говоря, мы между собой никак не называем. Я не слышал, чтобы у нас в ходу было какое-то конкретное обозначение. Наверное, больше «артист» подходит. А в трудовой книжке у меня написано «менеджер по рекламе». Трудовой стаж, я думаю, идет.

С чего все началось для вас? Когда вы решили, что хотите шутить и как это стало вашей профессией?
Со школы. Во 2-м классе у меня была виниловая пластинка Петросяна. Как сейчас помню, называлась она «Доброе слово и кошке приятно». Я ее слушал на проигрывателе, запоминал и потом всем пересказывал монологи. Это была моя первая встреча с юмором. У меня был школьный товарищ Петя Павловец. В классе 5-м мы с ним смотрели сценки Винокура. Сами придумать не могли, поэтому с удовольствием впитывали то, что показывали по телевизору, и пытались это повторить. Я записывал на магнитофон эти сценки, записывал только звук и запоминал движения. А потом мы их повторяли на классных часах. Одноклассники смеялись, им это очень нравилось.

Какими качествами должен обладать человек, который шутит? Можно ли их развить в себе, что для этого нужно делать?
В первую очередь, чувство меры: тот, кто прилюдно шутит, не должен материться, быть вульгарным и рассказывать старые анекдоты, которые все слышали и молчат только ради уважения. Это самое основное. А развить чувство юмора вряд ли возможно — либо это дано, либо нет. Можно, наверное, развить чувство зала и чувство пауз, чтобы дать людям посмеяться. Можно актерской игре подучиться. Но не более того.

В каком вузе вы учились? Есть ли в России или за границей учебные заведения, которые могут дать будущему юмористу какой-то полезный багаж знаний?
Направленность вуза никак не влияет на чувство юмора. Можно закончить творческий вуз и ничего не уметь. Есть масса примеров. Я встречал очень многих людей, которые учились в театральном, но им ничего это не принесло, а может, даже и ухудшило ситуацию. Я не понимаю, чему их там учат, если видно, что ничего не выйдет.

Я учился в Лесотехнической академии в Екатеринбурге, на самом сложном факультете – механическом. Постоянно нужно было чертить огромные чертежи и что-то понимать в сопромате и теоретической механике. Но я и во время учебы продолжал заниматься тем же, чем занимался в школе: мы придумывали сценки, номера и показывали это все уже на «большой сцене» в институте.

Отличаются ли наши российские юмористы от зарубежных? Если да, то чем? Есть ли у российского юмора какая-то особая специфика?
Конечно, отличаются. Менталитет у каждой страны свой. Если наш юмор перевести на английский язык — вообще никто ничего не поймет. То же самое можно сказать и о них. Допустим, в Англии юмор более пошлый и зрители его принимают. У нас есть такие программы на телевидении, но кому-то они нравятся, кому-то нет. Даже в Украине «95 квартал» шутит на политические темы и украинцам это смешно, а у нас их шутки про их политику уже не воспринимаются.

Самые гениальные люди это те, чей юмор можно смотреть без перевода во всех странах. Это, конечно же, Мистер Бин. На мой взгляд, он просто бог юмора, хотя многие и называют его придурком, но тут на вкус и цвет.

Есть ли те, кого вы считаете своими учителями; те, к чьим работе и творчеству относитесь с особым вниманием?
Как я уже говорил, я пытался копировать номера в исполнении Винокура и Петросяна, но я их своими учителями не считаю. Это те люди, которые дали мне какой-то толчок в юмористическом плане, дали понять, чем мне нужно заниматься в жизни. Они молодцы, они уже 30 лет смешат людей, пусть не всех, но смешат. И до сих пор имеют свою аудиторию. И как бы там ни ругали Петросяна или еще кого-то непонятно за что, я считаю, что это уникальные люди. Я думаю, для того чтобы критиковать кого-либо, ты должен сам в этом вопросе быть потрясающим виртуозом. А вот Александра Васильевича Маслякова, конечно, можно назвать настоящим наставником. Потрясающий человек. Скольким людям он дал путевку в жизнь. Сейчас они работают на ТВ, пишут сериалы, делают свои программы, снимаются в кино, да и просто, пройдя школу КВН, остаются хорошими людьми. Дай бог ему здоровья.

Не устаете ли вы от того, что нужно так часто быть смешным, веселым и заставлять людей смеяться?
По настроению и по обстоятельствам. Когда ты на сцене — там никуда не денешься. А в жизни, если есть настроение, то можно людей и повеселить. Если нет, то просто сидишь и слушаешь, как веселят другие.

Кого больше в вашей профессии: женщин или мужчин? Как вы думаете, почему?
Мужчин больше, однозначно. Женщинам нужно семью устраивать, детей рожать. Если они и бывают юмористами, то ненадолго, потом они уходят и занимаются семейной жизнью. А смешит их, как правило, уже свой муж: там такая веселуха начинается замужем.

Есть ли возрастные ограничения в вашей профессии, какой-то рубеж, после которого начинать или работать уже не стоит?
Никаких возрастных ограничений нет, тем более в нашей профессии. Если ты захотел в 70 лет летать на «Боинге», то, наверное, это не получится. А если ты захотел стать юмористом и пишешь очень смешные тексты, то можно хоть в 90 лет читать эти тексты, лежа на каталке и люди будут смеяться. Поэтому добро пожаловать в юмор.

Что бы вы посоветовали человеку, который решил, что шутить — это его призвание?
Нужно перестать рассказывать анекдоты, а вместо этого шутить в любой компании своими шутками. Попробовать что-нибудь придумать и посмотреть, будут люди смеяться или нет. Но не нужно проверять свои шутки на родственниках: они не смогут в глаза сказать, что это плохо, потому что это родственники.

Как вы разыгрываете друзей и близких первого апреля?
Мы так часто сталкиваемся с юмором, что внутри нашего коллектива и внутри наших семей вообще не принято никого разыгрывать. Если это и получается, то очень редко и совершенно случайно. Никаких специальных придумок по этому поводу ни у кого нет. Мы и праздника — «дня дурака» или что-то в этом роде — не ощущаем. Он проходит как обычный день.

Как вы сами называете свою профессию: юморист, артист, шоумен, комедийный актер, шутник, еще как-то? Есть ли у вас трудовой стаж и трудовая книжка? Что в ней написано?

Владимир:Судя по вопросам, вы журналисты из налоговой. Называю себя сценарист и актер. Трудовая есть, но она говорит, что я телеведущий. Возможно, в этом причины наших с ней разногласий.
Сергей:В одну ночь я пожарный, в другую полицейский, в третью медбрат. Все зависит от того, какой костюм на этот раз достала жена. Бывает, попадается и костюм сценариста, реже — продюсера.

С чего все началось для вас? Когда вы решили, что хотите шутить и как это стало вашей профессией?
Владимир:Это обычная история. Мы гуляли по парку в плащах на голые тела и раскрывали полы перед прохожими, а в ответ получали только смех и слова «у какой утипулечка». Так мы решили, что этим можно зарабатывать.
Сергей:Один извращенец как-то раз показал мне в парке свои причиндалы, и я понял, что не сойти с ума мне поможет только юмор.

Какими качествами должен обладать человек, который шутит? Можно ли их развить в себе, что для этого нужно делать?
Владимир:Человек должен верить в то, что он делает. Если даже человек занимается сомнительным делом (работает убийцей или депутатом Милоновым), все будет удаваться, если верить в свое дело.
Сергей:Как сказал когда-то Крис Рок, самое главное в этой работе — шутить про то, что люди делают, а не про то, кем они являются.

В каком вузе вы учились? Есть ли в России или за границей учебные заведения, которые могут дать будущему юмористу какой-то полезный багаж знаний?
Владимир:Кировский Комедийно-строительный Университет. Хотя по вашему взгляду видим, что завираемся уже. Нет такого Университета, вы правы. Конечно же, Костромской Комедийно-строительный.
Сергей:У меня все классически: Сначала Школа улицы, затем ПТУ невзгод, а с третьего курса Университета жизни, я ушел в академический, да так и не восстановился.

Отличаются ли наши российские юмористы от зарубежных? Если да, то чем? Есть ли у российского юмора какая-то особая специфика?
Владимир:Разница в том, что выходит Дилан Моран на сцену и легко скажет, что у него маленькая п… и его жена за десять лет брака узнала об оргазме только вчера из книги. А выходит Павлик Воля, и он никогда не признается, что у него маленькая п... В этом отличие. У меня, кстати, крошечная. Если у вас есть увеличительное стекло могу показать.
Сергей:Наши юмористы уж как-то часто про п… говорят.

Нет, стекла у нас, увы, нет. А есть ли те, кого вы считаете своими учителями; те, к чьим работе и творчеству относитесь с особым вниманием?
Владимир:Ну, понимаете, проговорюсь, что Эдди Иззард, Дара ОБраян, Джим Карр, Карлин были учителями — так они же сразу начнут гусями ходить и важничать, ну кроме последнего. Так что лучше скажу, что симпатизирую смешным комикам.
Сергей:Мне всегда нравились физические комики: Керри, Ферелл, которые смешно кривляются. Теперь получаю огромное удовольствие от Луи Си Кея.

Не устаете ли вы от того, что нужно так часто быть смешным, веселым и заставлять людей смеяться?
Сергей:А не устаете ли вы, что так часто берете интервью у таких блистательных и великих людей вроде нас?

Кого больше в вашей профессии: женщин или мужчин? Как вы думаете, почему?
Владимир:Больше мужчин. Видимо, жены отпустили туда, где меньше опасности. Наши поступили так.
Сергей:Больше мужчин. У женщин шутка очень часто растянута по времени, лет на 5-10 и заканчивается всегда одинаково — разводом.

Есть ли возрастные ограничения в вашей профессии, какой-то рубеж, после которого начинать или работать уже не стоит?
Владимир:Если тебе сто тридцать, то заниматься юмором не стоит, лучше что-нибудь другое — мотокросс или супер слалом.
Сергей:А я начал в 4 месяца и был очень доволен собой. Но потом узнал, что все мои фирменные «ага-агу» уже делал Юрий Гальцев на «Юморине 80».

источник: газета.ру


Местоположение [ Просмотреть большую карту ]

Ваш ответ